С помощью изложенного здесь материала Вы шаг за шагом по крупицам создадите свой Успех.

Мар
13

Private Banking в России и за рубежом



Private BankingГлобальный тренд цифровизации трансформирует даже самые консервативные сферы бизнеса. Wealth Management становится технологичнее по мере того, как растет активность потребителей из поколения Y. К 2020 году под контролем у миллениалов будет более половины (свыше $30 трлн) всех инвестиционных активов мира. Они могут отказаться от взаимодействия со «старыми» финансовыми организациями, если те не обеспечат доступный и быстрый сервис. В этой связи игроки Private Banking активно пересматривают стратегии развития и удержания клиентов, внедряя новые технологии и изменяя в соответствии с ними процессы.

Развитие Private Banking

Меняется клиент — и неизбежно корректируются подходы к его обслуживанию. Аналитики отмечают, что прошли времена, когда ключевым private-сервисом были офшорные депозиты, а за привилегии с готовностью платили. Сегодня рынок рассчитывает на максимально индивидуализированное управление частным капиталом и инновационные форматы услуг. В ответ на этот запрос банки усиленно инвестируют в омниканальность и в big data. Они развивают инфраструктуру и привлекают специалистов по работе с данными, чтобы научиться извлекать пользу из огромных массивов информации. Выявляя закономерности в разнообразных наборах фактов — например, о статусе обучения детей клиента или месте жительства его родителей, — вы можете выстраивать более персонализированное взаимодействие.

Приват банкинг или private banking — банковская услуга для состоятельных физических лиц, которая предполагает осуществление операций с деньгами клиента, сохраняющих и увеличивающих его состояние.

Другая сторона технологий — это возможность сократить издержки финансовых организаций. Они ежегодно увеличиваются — в первую очередь на соблюдение требований регуляторов (особенно Basel III, ориентированного на повышение качества управления рисками в банке, или директивы Mifid II, направленной на увеличение прозрачности отчетности по операциям). 41% банков, опрошенных Euromoney, видят в ужесточении и изменении регулирования свою главную проблему в 2016 году. По данным Oliver Wyman, британские управляющие частным капиталом тратят более 70% своего времени на задачи, связанными с обеспечением соответствия законодательным нормам. В итоге банки все острее ощущают потребность в оптимизации. Ее могут обеспечить в том числе автоматизация и снижение стоимости доставки сервисов за счет онлайн- и мобильного форматов.

Все чаще звучат прогнозы, что и в респектабельной сфере private banking в скором времени откажутся от отделений в пользу дистанционного и роботизированного сервиса. Однако сами игроки рынка настаивают: именно личное внимание персонального менеджера, оказываемое каждому привилегированному клиенту, остается важным фактором преуспевания в этой нише. В планах на текущий год у большинства игроков мирового рынка PWBM — увеличение количества своих отделений. Однако банки признают, что клиенты даже private-сегмента заинтересованы в большей автономности базовых сервисов.

Wealth Management и Private BankingПоследние 5 лет глобальный private banking демонстрировал быструю динамику. Его ключевые игроки были сфокусированы на экспансии, однако усложнение рыночных условий заставило скорректировать стратегии. Несмотря на трудности, с которыми сталкивается отрасль сегодня, ее показатели остаются позитивными. По прогнозам PwC, в среднем это направление будет расти на 6 % в год до 2020 года — на фоне спада, например, в инвестбанкинге. 73% из более чем 2000 банков, опрошенных Euromoney, рассчитывают в 2016 году на увеличение доходов, а в Северной Америке роста ждут 91% игроков.

При этом в 2015 году многие крупные организации провели реструктуризацию этого бизнеса — например, HSBC или Deutsche Bank. Последний, вместе с Credit Suisse, покинул американский рынок управления частным капиталом. Это несколько противоречит риторике предыдущих лет, когда подчеркивалось, что глобализация — важнейший фактор развития PWBM. Однако на сегодня 80% рынка США контролируют местные организации, а европейцы возвращаются в свои границы, не рискуя с активной экспансией в Азии.

Главной тенденцией в начале текущего года стало явное доминирование локальных банков в своих регионах, особенно в сегменте семейных офисов. Заметен подъем региональных игроков в Центральной и Восточной Европе. Хотя Россия, по мнению экспертов Euromoney, скорее исключение — здесь сохраняется приоритет швейцарских банков в сегменте ультрахайнетов (UHNW — более $30 млн активов). Именно он обеспечивает рост семейных офисов по всему миру и сам остается наиболее быстрорастущим на рынке капитала. На него приходится 35% от $56 трлн всех активов хайнетов.

Точка входа

Каждый банк сам устанавливает размер средств, передаваемых в управление (либо размещаемых на депозите), и минимальная сумма может заметно варьироваться. Так, в региональных отечественных банках порог входа был и остается ниже, чем в федеральных или зарубежных.

За рубежом private banking развивался как сервис, ориентированный на долгосрочное управление наследуемым капиталом для нескольких поколений одной семьи. Сегодня family office, или семейный офис, включает контроль за финансовыми операциями, инвестирование семейного капитала, налоговое планирование, сделки с недвижимостью, организацию образовательного процесса всех членов домохозяйства, вопросы наследования и пр. В России такие семейные практики поддержания благосостояния еще не получили широкого распространения. Однако сегодня интерес к ним растет, и ожидается всплеск спроса на услуги по планированию финансового будущего, по урегулированию вопросов наследования активов с минимальным налогообложением и пр.

На Западе в категорию состоятельных клиентов обычно попадают после планки в $1-3 млн. Впрочем, она может упасть и до $250 тыс. — на отдельных рынках. А швейцарские банки, наоборот, недавно повысили порог до €5 млн. В России условным барьером до недавнего времени считался порог в $100 тыс., который мог снизиться на фоне курсовых скачков. Однако некоторые банки, напротив, повысили его — до 30 млн рублей, как отмечает Алина Назарова, старший вице-президент, руководитель блока private banking банка «ФК Открытие». «Сегмент до 30 млн рублей теперь чаще относится к премиум/ affluent, — комментирует она. — Значительную роль сыграло снижение курса рубля, но основой стало повышение качества обслуживания в сегменте private banking и более глубокое взаимодействие частного банкира с клиентом. По сути, он стал больше похож на multi-family office недавних лет».

«Богатые стали еще богаче, — подтверждает Павел Кудрявцев, вице-президент, директор департамента по работе с VIP-клиентами ВТБ 24. — Большая часть клиентов держит основную часть накоплений в валюте, соответственно, с учетом переоценки и роста курса активы клиентов в рублевом эквиваленте значительно выросли». В «ВТБ 24 Private Banking» за год увеличили долю проникновения инвестиционных продуктов в портфелях активов клиентов. Это в первую очередь стратегии доверительного управления, инвестиционное страхование жизни, продукты с гарантией капитала, инструменты игры на росте цен на нефть и пр.

Private Banking в Россиии

Private Banking в РоссиииЗа 20 с небольшим лет, прошедших с появления в России Private Banking, все еще не выкристаллизовались единые стандарты обслуживания и организации самого бизнеса. Однако отечественный PB все же предполагает выполнение некой «программы минимум». Именно это и отличает частный банкинг от vip-обслуживания, предоставляемого сегодня едва ли не каждым банком.

Индивидуальный подход — одно из главных декларируемых private banking преимуществ по сравнению с менее титульным VIP-обслуживанием. Причем это правило распространяется не только на обслуживание, но и на прочие аспекты, включая создание специализированных офисов и организацию самого бизнеса банка, как правило, выделенного в отдельную структуру. VIP-обслуживание, по сути, — это обслуживание VIP-клиентов в рамках розничного бизнеса банка, только в более комфортных условиях. Такие клиенты, например, могут общаться напрямую с управляющим, но при этом персональные менеджеры для них не предусмотрены.

С учетом отсутствия единых стандартов российские банки сами устанавливают для себя высокую планку. Поскольку речь идет о состоятельных клиентах, более чем искушенных в качественном обслуживании, мелочей в этом бизнесе быть не может. Например, поздравления с днем рождения, ставшие обыденностью даже в случае с простыми смертными держателями карт, получающими в заветный день SMS, в сегменте РВ исключительно адресные. Поэтому частный банкир уже не отделается стандартным набором пожеланий — клиент не должен усомниться в том, что его помнят не только по имени. Кстати, для многих важна возможность взаимодействия именно с топ-менеджером. И это одна из особенностей российского private banking, где «статусный момент» подчас играет весьма значимую роль.

Ключевое отличие реального private banking от того же VIP-обслуживания заключается в том, что вместо стандартного набора продуктов и услуг для клиентов создаются индивидуальные решения. При этом есть некий «джентльменский набор» инструментов, включающий инвестиционные и банковские продукты, а также услуги в рамках life style management.

Сегодня клиент может рассчитывать на персонального банкира, доступ к любым инвестиционным решениям в РФ и за рубежом, юридическую поддержку, индивидуальные условия по кредитованию и размещению средств. Кроме того, предоставляется широкий выбор проверенных провайдеров услуг и магазинов, одобренных банком.

Еще одна «проверочная» опция — возможность самому диктовать условия, а не выбирать из спектра имеющихся предложений наиболее подходящее для себя. Клиент сегмента РВ сам задает тон, не позволяя банку навязывать типовые решения. Например, он хочет не просто сохранить капитал, а заработать по максимуму. Соответственно, будут предложены более высокорисковые инструменты, позволяющие получить максимальный доход, но с определенным уровнем риска. Если же задача, наоборот, сберечь средства, менеджер подберет перечень консервативных продуктов для защиты капитала. Кстати, некоторые банки совместно с управляющими компаниями и брокерами предлагают комбинированные продукты или реструктурируют их в инструменты защиты капитала, ориентируясь на конкретного клиента.

Однако далеко не каждый состоятельный человек понимает, что именно хочет, а главное — как этого добиться, поэтому еще одна миссия частного банкира — просвещение. Учитывая особый статус клиента, который ни за что не должен терять веру в себя как «распорядителя бала», работа эта исключительно деликатная, ведь грань между навязыванием услуг и консультированием очень тонка. Неслучайно подбор персонального менеджера — задача из задач. Цена ошибки в столь доверительном бизнесе может быть слишком велика. При этом степень его образованности и способность поддержать беседу не только на профессиональные темы отнюдь не считается исключительным благом. Это столь же очевидная составляющая премиум-сервиса, как и качество кофе, подаваемого в офисе.

Разумеется, чтобы отношения с банком были взаимовыгодными, без «полного погружения» в клиента не обойтись. И здесь иногда важно не только знать нюансы бизнеса и обстоятельства, имеющие отношение к сугубо деловой сфере, но и понимать характер и темперамент человека. Актуальность тех или иных предлагаемых инструментов может сильно зависеть, например, от градуса рискованности клиента.

Назвался частным банкиром — будь готов к ненормированному рабочему дню и самым неожиданным запросам. Быть на связи с клиентом в любое время дня и ночи — абсолютная норма. И дело не в капризах и мании величия, а исключительно в космополитичном образе жизни большинства хайнетов, с легкостью меняющих часовые пояса. Приехать по первому требованию своего «подопечного» или даже вылететь в другой город для решения его задач — еще одна стандартная опция. Ведь, несмотря на ключевую особенность РВ — возможность обслуживаться дистанционно, многим российским ВИПам требуется регулярное подтверждение личного участия в судьбе. Private banking — это довольно консервативное направление. Клиенты традиционно ценят и предпочитают персональное общение с менеджером.

Private Banking в России и за рубежомОбязательный атрибут РВ — консьерж-сервис, в теории позволяющий оказывать самые эксклюзивные услуги. Меж тем вместо брони мест в VIP-ложе «Ла Скала» или фрахтинга яхт на Ривьере, о которых обычно рассказывается в рекламных презентациях, банкам куда чаще приходится «разруливать» более прозаические ситуации. Люди, обладающие большим состоянием, как правило, обладают и богатым жизненным опытом, и их вряд ли может удивить консьерж-сервис, предлагающий помощь в заказе гостиниц или проведении досуга за рубежом. Они сами прекрасно знают, где хотят остановиться и на какую выставку сходить, а навязывание подобных услуг скорее раздражает. При этом в коллекции каждого частного банкира, пожалуй, найдется не одна история спасения клиента, из-за пробки отпустившего водителя с €1 млн и оказавшегося в метро без рубля наличности. Неслучайно синонимом private banking зачастую выступает доверительное управление. Процент доверия здесь действительно крайне высок, и зарабатывается он как раз в такие моменты, когда состоятельный клиент, по сути, становится подопечным. Причем именно в России в силу особой ментальности компонент опеки актуален как нигде.

Несмотря на турбулентность экономической обстановки, в России private banking остается одним из немногих направлений бизнеса, показавших уверенный рост, комментируют в ВТБ 24. «Значительно выросло количество клиентов, обслуживающихся в офисах private banking, а также и количество самих офисов — открыли 4 новые точки», — рассказывает

Павел Кудрявцев. «Газпромбанк Private Banking» завершил 2015 год с рекордными показателями, зафиксировав более 5,2 тыс. клиентов в России и свыше 300 млрд рублей под управлением. При этом как один из ключевых KPI на ближайший год было выбрано количество продуктов на одного клиента, которые ранее тяготели в основном к депозитам.

В «Открытие Private Banking» также констатировали в 2015 году значительный рост по основным показателям, включая увеличение активов под управлением инвестиционного портфеля. Клиентская база стала больше почти на треть. В 2016 году здесь ждут умеренного роста средств под управлением, а в фокусе будет развитие инвестиционного портфеля с акцентом на продуктах с фиксированной доходностью, на защите капитала и глубокой валютной и географической диверсификации. «Также мы намерены акцентировать внимание клиентов на социально ответственное инвестирование, которое позволяет не только достигать классических инвестиционных целей, но и делать окружающий мир лучше и безопаснее», — добавляет Алина Назарова.

Направление private banking охватывает разные виды услуг, но в России до последнего момента наиболее востребованы были традиционные продукты на индивидуальных условиях. «Предложения российских банков, как правило, ориентированы на депозиты, карточные продукты и услуги по управлению активами, — подтверждает Екатерина Лазорина, партнер, руководитель отдела по оказанию услуг финансовым институтам PwC в России. — В то же время западные банки предоставляют клиентам более широкую линейку продуктов, например инвестиции в различные виды иностранных ценных бумаг, структурные продукты и др.».

Если 5-7 лет назад нормальной ситуацией было наличие только повышенной процентной ставки по депозитам, то в настоящий момент открытая продуктовая архитектура, индивидуальные решения по большинству услуг и комплексное предложение в нефинансовой сфере являются абсолютной нормой. Все больше внимания уделяется надежности банка и его принадлежности к списку системообразующих.

В PwC обращают внимание, что отечественные гос-банки все активнее ведут себя на этом рынке. Чтобы предлагать более широкий перечень продуктов, крупнейшие организации заключают партнерские соглашения с иностранными игроками, а также международными консультационными фирмами. Это поможет ответить на растущие запросы российских клиентов в области налогового консультирования, валютного законодательства и налоговой амнистии.

Услуги и продукты Private Banking

Вопреки бытующему мнению, клиент PBWM — это не просто состоятельный человек, индивидуальное банковское обслуживание которого сводится исключительно к удовлетворению разного рода «статусных» прихотей. Что сегодня интересует клиента PrivateBanking & WealthManagement?

ЦЕННЫЕ БУМАГИ И ФОНДОВЫЕ РЫНКИ

Старейшим частным банкам Европы и Америки уже не одна сотня лет. Разумеется, этот закрытый клуб давно живет по своим стандартам, подчас кардинально отличающимся от тех, что привычны для России.

Услуги Private Banking - фондовые рынки и ценные бумагиПо словам Евгения Филатова, вице-президента и руководителя направления по работе с частными клиентами голландской инвестиционной компании Schildershoven Finance, эталонный западный РВ выполняет не только «сберегательную» функцию, но и предоставляет возможности управления средствами с целью заработать. «Классический private banking включает набор инвестиционных решений, выходящих за рамки простой философии «спаси и сохрани» по отношению к клиентским деньгам, свойственной российским банкам, — отмечает эксперт. — Размер заработка зависит только от толерантности клиента к риску».

Меж тем рисковать готовы и отечественные хайнеты, пусть и не столь самозабвенно, как их европейские «коллеги». Несмотря на общий осторожный тон, ряд экспертов отмечают смену ориентиров. По мнению Александра Свешникова, вице-президента и начальника управления VIP-продуктов и услуг ВТБ 24, все больше клиентов готовы принять чуть больше риска в обмен на возможности получения дополнительного дохода. В частности, начинают пользоваться спросом инвестиционные инструменты российского фондового рынка и игры на росте цен на нефть. «Private Banking — это еще и бизнес, который должен генерировать постоянно растущий доход, — подчеркивает эксперт. — Мы, например, за последний год в несколько раз увеличили долю проникновения инвестиционных продуктов в портфелях активов клиентов. Это в первую очередь стратегии доверительного управления, инвестиционное страхование жизни, продукты с гарантией капитала».

Перемены в поведении российских клиентов констатируют и в банковской группе Julius Baer. Сегодня они в большей степени готовы идти на риск в инвестициях, нежели консервативные европейцы, склонные к защите своих активов, а их интересы давно вышли за пределы рынка Forex. Вообще же с точки зрения классической теории портфельного инвестирования чем выше доходность портфеля, тем выше его риски. «Поэтому самым безопасным инвестпортфелем считается портфель, составленный из таких государственных ценных бумаг, как американские US Treasuries и немецкие Bundes, — напоминает Евгений Филатов. — Правда, и доходность по ним — одна из самых низких на рынке».

В российском private banking активно развиваются системы дистанционно-банковского обслуживания. Так, существенно возрастает доля онлайн-брокериджа — как фондовых секций на иностранных торговых площадках, так и валютного рынка ММВБ. Удобство удаленных сервисов неоспоримо, однако параллельно с этим возникает вопрос безопасности и лимитов. Александр Свешников из ВТБ 24 отмечает, что далеко не все состоятельные клиенты готовы к тому, что доступ к их средствам будет онлайн.

КОНСЕРВАТИВНЫЕ БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

Услуги Private Banking - консервативные банковские продуктыОднако все же основная стратегия на сегодня — выжидательная, ведь первое, что заботит хайнетов в условиях кризиса, — сохранность капитала.

По словам Арсения Волынова, руководителя направления по работе с состоятельными клиентами банка «Глобэкс», большинство пользователей РВ сейчас предпочитают консолидировать свои финансовые активы в надежных банках с госучастием. «Современный клиент не гонится за повышенной доходностью, важнее для него гарантии возврата средств, — уверен эксперт. — Аппетит к риску снизился, мы наблюдаем рост валютных сбережений и инвестиций в валютные долговые инструменты». Также стабилен спрос на еврооблигации высоконадежных российских эмитентов и депозиты с возможностью пополнения и снятия средств без потери процентов. Многие банки отмечают интерес к краткосрочным размещениям, например месячные или даже двух-трехнедельные бивалютные депозиты либо долларовые депозиты на срок до года. При этом большинство рублевых вкладов открывается на период до 1,5-2 лет.

Большой популярностью среди клиентов private banking также пользуются структурные продукты. По версии «ФК Открытие», консервативный инвестпортфель, помимо долговых инструментов российских и зарубежных эмитентов, сегодня включает структурированные ноты с высоким уровнем защиты капитала, где в качестве базовых активов использованы бумаги развитых рынков в долларах, небольшая часть сырьевых товаров и валют, а также инвестиционное страхование жизни.

Очевидно, что в случае со структурным продуктом больше всего привлекает гибкость этого финансового инструмента, позволяющего разработать максимально индивидуальную стратегию. При этом в ряде банков, кроме фиксированной суммы входа на рынок сложных инвестиционных продуктов, существует ограничение на пользование готовыми инструментами, которые предназначены только для искушенных, а порой даже официально квалифицированных инвесторов. Это связано с наличием довольно высоких рисков при условии выбора недостаточной степени защиты капитала. Разумеется, высокая степень защиты средств — идеальный выбор для начинающих инвесторов. Например, «Абсолют Банк», предлагающий покупку структурных продуктов своего брокера «КИТ Финанс», гарантирует, что сумма инвестирования полностью защищена. «Кроме того, в зависимости от роста базового актива (валюты или золота) есть возможность получить хороший доход, — объясняет Евгений Сафонов, директор департамента развития частного банковского бизнеса «Абсолют Банка». — При этом порог входа начинается с 300 тыс. рублей, а горизонт инвестирования — с 1,5 месяцев».

Главное отличие альтернативных инвестиций — в более низкой дневной ликвидности, поскольку круг покупателей подобных продуктов ограничен. При этом вложения в драгоценности, инвестиции в искусство, антиквариат, яхты и автомобили, которые часто причисляют к таковым, по сути, нельзя считать инвестициями в прямом смысле, полагает Евгений Филатов из Schildershoven Finance. Настоящая «классика жанра» — инвестиции в commodities, например покупка доли участия в компаниях или сделки по слиянию и поглощению. А вот недвижимость для российских клиентов была и остается вполне традиционным классом активов, в котором многие держат значительный объем средств.

Настоящие частные банки инвестируют только согласно своей инвестиционной декларации и только в те инструменты, которые согласованы с клиентом. В отличие от российских банков эталонный западный РВ зарабатывает не на процентах с кредитов, а на комиссии с клиента, размер которой сейчас повышается, поскольку себестоимость операций по счетам не зависит от их суммы, а банку не выгодно тратить ресурсы на обслуживание мелких клиентов.

ИНВЕСТИЦИОННОЕ СТРАХОВАНИЕ ЖИЗНИ

Страховые продукты также набирают все большую популярность в условиях дефицита инвестиционных идей и крайне высокой волатильности рынков.

Услуги Private Banking - инвестиционное страхование жизни«Тема страхования жизни, здоровья, будущего самого себя и семьи абсолютно понятна и эмоционально очень близка любому, особенно семейному человеку,— говорит Алексей Ищенко, генеральный директор УК «Промсвязь».— В текущей ситуации отзывов лицензий у банков, неопределенности и неуверенности в финансовом состоянии еще вчера абсолютно здоровых компаний многие клиенты вынуждены пересмотреть приоритеты». Многие частные банкиры уверены, что для российских хайнетов инвестиционное страхование жизни (ИСЖ) — абсолютная необходимость. Как правило, они являются единственным источником дохода для своей семьи, поэтому, например, потеря трудоспособности автоматически означает «перекрытие» источника бесперебойной прибыли. В случае же с ИСЖ даже при наступлении подобного страхового случая клиенту не придется менять привычный образ жизни, поскольку выплаты станут гарантом прежней финансовой стабильности. Клиент, а в случае его смерти — семья имеет возможность получить крупный доход, нередко до 300 % от суммы вложений. «Таким образом, инвестиционное страхование жизни позволяет инвестировать средства в рыночный инструмент и страховать различные риски»,— резюмирует Евгений Сафонов.

Обладая очевидными преимуществами страхового продукта, ИСЖ также имеет ряд дополнительных опций. В отличие от обычной «страховки» оно также выполняет накопительную функцию за счет вложения средств в различные фондовые активы при полной защите капитала. Программы страхования могут быть открыты на длительный срок (до 40 лет), при этом доход по ним, как правило, сопоставим с вложениями в консервативные продукты фондового рынка.

В числе преимуществ данной услуги private banking также возможность финансового планирования с разовыми или регулярными взносами в пользу любого лица, указанного клиентом, например детей или супруга. Кроме того, страховые выплаты не облагаются налогом на прибыль и подоходным налогом, не делятся при разводе, юридически защищены от ареста и конфискации по решению суда. Неудивительно, что все больше состоятельных людей, выбирая этот гибридный продукт, позиционируют его не только как средство защиты. В частности, Александр Свешников отмечает, что среди клиентов ВТБ 24 ИСЖ в основном пользуется спросом именно как инвестиционный инструмент, основное удобство которого заключается в возможности самостоятельного выбора направления для вложений средств из предлагаемых базовых активов.

Life style management — традиционныйкомпонент private banking. Однако в каждом банке свой топ востребованных услуг. В ВТБ 24 в него входят консультации по культурной жизни, организация путешествий, особенно по нестандартным маршрутам, а также обучение детей за рубежом. В «Абсолют Банке» также отмечают налоговое и юридическое консультирование, бронирование столиков в ресторанах, заказ билетов или приглашений на закрытые мероприятия. А запросы клиентов «ФК Открытие» чаще всего связаны с арт-банкингом, иммиграцией, услугами частной авиации и недвижимостью.

НАСЛЕДОВАНИЕ КАПИТАЛА

До недавнего времени вопрос управления семейным бизнесом для нашей страны был не актуален. Как известно, в СССР бизнеса не существовало, и первые предприниматели, сделавшие состояние, появились лишь в 90-е годы.

Услуги Private Banking - курсы подготовки наследниковСегодня как раз тот период, когда эти люди в силу возраста начинают задумываться о передаче капитала наследникам. И неудивительно, что главы династий испытывают серьезное беспокойство за сохранность бизнеса и сбережений. Как показывают результаты опроса фокус-группы второго поколения семей — владельцев капиталов России, который в 2014-2015 годах проводился Центром управления благосостояния и филантропии Московской школы управления «Сколково», молодое поколение предпринимательских семей осознает ответственность за защиту и сохранение семейного благосостояния, но не часто имеет опыт обсуждения данных вопросов в кругу семьи. Кроме того, национальная система школьного образования в России не предполагает изучение вопросов управления капиталами. Вот и получается, что пустить процесс на самотек — значит фактически доверить «все, что нажито непосильным трудом» непрофессионалу, хоть и связанному кровными узами.

Сегодня в большинстве частных банков в рамках private banking и wealth management состоятельным клиентам предлагаются курсы подготовки наследников. Например, Julius Baer регулярно устраивает семинары под названием «Gen-Y Investment Workshops», куда приглашаются будущие наследники активов клиентов, в том числе из России. «Мы призываем клиентов обсуждать со своими преемниками то, какое образование, знания и навыки, помимо умения разбираться в финансовых и налоговых вопросах, им необходимо приобрести, чтобы быть способными продолжать их дело», — говорит Вальтер Моретти, глава московского представительства банка Julius Baer. В числе образовательных дисциплин, которые предлагается освоить на «банковских» занятиях — философия инвестирования, финансовое планирование, анализ рынков и активов, искусство выбора бизнес-партнера и др.

Первая отечественная образовательная программа для преемников была разработана Центром управления благосостоянием и филантропии «Сколково». По словам ее руководителя Елены Яковлевой, в числе ключевых требований к участникам — базовая финансовая грамотность и хороший английский. «Наша основная задача — дать общие представления о типологии благосостояния и инструментах для реализации решений семьи, создав таким образом ситуацию, в которой решающее значение будет иметь способность ориентироваться в новой ситуации, задавать необходимые вопросы профессионалу в области управления финансами, добиваться понятного ответа, а не заучивание формул или конкретных алгоритмов», — говорит Яковлева.

Кроме образовательной составляющей, в вопросах наследования важны и такие аспекты, как сама процедура составления завещания и карты капитала, юридическое и налоговое консультирование, создание инвестиционных стратегий для сохранения и приумножения семейного капитала. Эта и другие услуги предоставляют family/multi-family offices, в последние годы активно появляющиеся у нас. Специфику развития новой индустрии задает наш менталитет, отличный от европейского. «В России не привыкли доверять управление своими деньгами посторонним людям, тем более — вовлекать в семейные проблемы и тайны», — убежден Евгений Филатов. Меж тем за рубежом «дружба» с банком семейной династии иногда может длиться не одну сотню лет. Очевидно, что это хороший ориентир для отечественного private banking.

Автор: Мария Егорова

 

 


Понравилась статья? Рекомендуйте ее друзьям:



Читайте статьи данной категории:


Добавить комментарий

    Яндекс.Метрика