С помощью изложенного здесь материала Вы шаг за шагом по крупицам создадите свой Успех.

Сен
06

Эксперименты социальных психологов: почему хорошие люди превращаются в злодеев



Почему хорошие люди превращаются в злодеевПочему в общем-то неплохие люди иногда делают чудовищные вещи? Почему многие так легко попадают под влияние окружающих? Откуда берутся жестокость и ксенофобия в благополучном с виду обществе? И как самому сохранить свои моральные принципы и способность разумно действовать при любых обстоятельствах? Эти вопросы всегда занимали лучшие умы человечества, особенно в XX веке, который стал урожайным на геноцид целых народов, жестокие преступления и… полное равнодушие виновников к содеянному. В наше странное время тема самостоятельности и манипуляций тоже очень актуальна. Многовековая практика списывать все дикости на временное помутнение рассудка не выдерживает критики. И к попыткам объяснить природу человеческих поступков приступила молодая наука — социальная психология. С начала 1950-х годов ученые провели несколько блестящих экспериментов и попытались объяснить, почему «хорошие люди превращаются в злодеев» (подзаголовок книги Ф. Зимбардо «Эффект Люцифера»).

Человек в толпе

Многие искренне считают себя нонконформистами и при этом, сами того не понимая, легко подстраиваются под мнение окружающих. Почему это происходит, еще в 1950 году выяснил американский психолог Соломон Эш. Он пригласил для эксперимента полсотни студентов из разных колледжей — якобы для тестирования зрения. Испытуемые не догадывались, что остальные участники — «подсадные утки». Группе нужно было сравнивать длину отрезков. Специально подученные «утки» отвечали первыми и давали один и тот же неправильный ответ. Реальные участники получали право голоса последними, и большинство из них… повторяли версию «уток». 75% из них хотя бы раз пошли на поводу у общего мнения. Причем, если отвечать нужно было индивидуально и письменно, те же люди правильно находили ответы в 98% случаев.

Эш, крайне удивленный результатами, изменил условия эксперимента. Выяснилось: если у испытуемого в группе есть один «сообщник», ответы все равно почти всегда соответствуют мнению группы. Два самостоятельных ответов будет немногим больше. А вот три и больше «сообщника» значительно увеличивают шансы, что человек все-таки выскажет собственную версию. По мнению ученых, такой конформизм — следствие сложившегося стереотипа, что другие люди гораздо умнее или просто лучше информированы. Причем в реальной жизни этот эффект проявляется еще ярче — потому что и ситуации встречаются более сложные и неоднозначные.

Слушай и повинуйся

Представьте себе гипотетическую ситуацию: злой босс заставляет вас ударить 400-вольтовым шокером коллегу. Что вы ему ответите? Большинство, конечно же, возмущенно откажутся. Но, как выясняется, не все так однозначно.

Йельский психолог Стэнли Милгрэм начал свои эксперименты в 1961 году, вскоре после того, как начался суд над нацистским преступником Адольфом Эйхманом. Интерес молодого ученого к этой истории пробудила необычная линия защиты нациста: адвокаты и сам Эйхман, внешне интеллигентный и мягкий человек, объясняли уничтожение миллионов евреев всего лишь выполнением приказов и следованием инструкции.

Милгрэм решил выяснить, почему же достопочтенные немецкие граждане так прилежно «следовали инструкциям» во времена Второй мировой. Он набрал по объявлению в газете 40 мужчин-добровольцев, пообещав им по 4,5 доллара за участие в эксперименте. Добровольцам выдали «адскую машинку» — дистанционный электрошокер мощностью от 15 до 450 вольт с шагом в 15 вольт. Каждое деление на шкале было продублировано надписями — от «легкого удара» до «тяжелого шока». Крайние деления ученые пометили зловещим XXX. Конечно, это был макет, но участники этого не знали. В эксперименте участвовали трое: доброволец, который был уверен, что идет исследование роли боли в обучении, в котором он играет «учителя». Экспериментатор -«начальник», который все время находился рядом с ним. И «ученик» в соседней комнате за стенкой, который на самом деле был подсадной уткой. «Ученик» должен был запоминать слова, «учитель» — контролировать процесс (ответы выводились на табло в его комнате) и наказывать его ударом тока за ошибки, каждый раз сильнее на одну ступень.

Все было устроено так, что «ученики» часто ошибались. По мере продолжения эксперимента они начинали стучать в стенку, просили прекратить и даже жаловались на проблемы с сердцем. Большинство «учителей» спрашивали, должны ли они продолжить обучение. На что экспериментаторы давали стандартные ответы: «Продолжайте, пожалуйста», «Важно, чтобы вы продолжали», «У вас нет выбора, вы должны продолжать».

Эксперимент позднее повторялся с разными людьми в разных местах, но всякий раз результат оставался шокирующим: 61-66% добровольцев добирались до той самой отметки XXX, несмотря на то, что жертвы вполне достоверно изображали предсмертную агонию.

Да, многие из «учителей» очень нервничали и даже кричали на экспериментатора, но продолжали выполнять его приказы! При этом, как утверждал Милгрэм, они были обыкновенными людьми, не садистами, и хорошо осознавали, что с человеком может сделать удар тока силой в 450 вольт. Почему же они превращались в сообщников «негодяев» и выполняли чудовищные приказы? Милгрэм считал, все дело — в глубоко укоренившейся привычке подчиняться авторитетам, особенно если начальство вот оно, рядом, а с жертвой ты вообще не знаком. Кстати, дальнейшие серии экспериментов показали, что особенно тяжело сопротивляться приказам, если и все вокруг не сопротивляются. А вот стоило появиться одному бунтарю среди «учителей», и 38 из 40 человек вслед за ним отказывались подчиняться «начальству». Работа американского психолога так и не дала окончательного ответа, что же заставляет людей беспрекословно повиноваться самым диким указаниям, но положило начало большому количеству исследований роли авторитета и механизмов подчинения.

Страх и ненависть в университетских подвалах

Через 10 лет однокурсник Стэнли Милгрэма, психолог Филипп Зимбардо, продолжил исследование влияния различных ситуации на поведение человека. Темой эксперимента стало поведение людей, помещенных в тюремную среду. Исследователи построили макет тюрьмы в подвале факультета психологии, а затем по объявлениям набрали 24 студента для участия в эксперименте. Все добровольцы были как на подбор: средний класс, здоровые, без криминального прошлого и психологических проблем. И всем нужны были только деньги — Зимбардо обещал платить по 15 долларов в день. Тюрьма получилась тесной: три крохотные комнаты на три кровати, несколько помещений для охранников и начальника, карцер и имитация прогулочного двора. Повсюду микрофоны и кинокамеры, непрерывно фиксирующие процесс.

Добровольцев по жребию разделили на заключенных и охранников: первые должны были 24 часа в сутки оставаться в тюрьме, вторые могли работать посменно — по 3 человека в течение 8 часов. Чтобы обезличить испытуемых, охранникам выдали одинаковую форму и темные очки, а заключенных лишили имен, присвоив им номера. Охранники могли добиваться от заключенных подчинения любыми способами, кроме прямого применения силы.

Изначально эксперимент должен был продлиться две недели, но был остановлен уже через шесть дней, потому что ситуация вышла из-под контроля. Охранники быстро превратились в настоящих садистов, а у заключенных появились признаки эмоционального расстройства. Уже через несколько дней они были готовы покинуть эксперимент, даже не взяв обещанных денег.

Зато охранники настолько вжились в роль, что не хотели уходить со смены и часами издевались над заключенными. Бесконечные проверки, наказания в виде физических упражнений и лишения сна стали обычной практикой экспериментальной тюрьмы. Да и сами исследователи настолько втянулись в роль тюремного начальства, что только вмешательство близкой подруги Зимбардо, психолога Кристины Маслач, позволило ему понять, что происходящее отвратительно, и прервать эксперимент.

Следи за собой, будь осторожен

Эти эксперименты наглядно продемонстрировали, какую мощную роль в поведении человека играют обстоятельства и мнение окружающих. Возможность неограниченного доминирования проявляет садистские черты, ограничение свободы и прессинг превращают в забитого неврастеника. Мнение большинства заставляет усомниться в собственных умственных способностях и лишает способности принять решение.

Описанные выше эксперименты больше не удастся повторить: написанные по их мотивам кодексы психологической этики запрещают такое издевательство над испытуемыми, даже если они вызвались добровольно. Тем не менее накопленных данных достаточно для того, чтобы задуматься: всегда ли мы сами контролируем свои поступки и поступаем правильно?


Понравилась статья? Рекомендуйте ее друзьям:



Читайте статьи данной категории:


Добавить комментарий

    Яндекс.Метрика