С помощью изложенного здесь материала Вы шаг за шагом по крупицам создадите свой Успех.

Фев
26

Новая эра голого короля



Новая эра голого короляВпервые с историей про голого короля, падкого на комплименты, читатели познакомились в 1837 году, и с тех пор она ничуть не потеряла своей актуальности. Более того, мы все сегодня в какой-то степени напоминаем голых королей и льстивую свиту.

Кто из нас в детстве не мечтал хотя бы раз примерить изящную золотую корону принцессы, носить пышное платье со шлейфом — каждый день новое, сверкать драгоценностями, сидеть на обитом парчой троне и капризничать, постукивая красными каблучками и мучая многочисленными поручениями жеманных фрейлин? Кто не хотел бы вить веревки из сентиментального короля, загадывать сложные загадки потенциальным женихам и ждать того единственного, кто перехитрит всех сказочных чудищ, пойдет туда не знаю куда и принесет для любимой восьмое чудо света? Или быть, к примеру, этим самим мужественным рыцарем, который всех победит и преклонит колено перед дамой сердца, чтобы все замерли в восхищении, а затем оглушительно зааплодировали?

Согласитесь, участь принцессы при этом более завидна по сравнению с ее кавалером: сидишь себе на троне в роскошном дворце, топаешь кукольной ножкой и прикрикиваешь: «Не хочу, не хочу, не хочу!» (точь-в-точь как героиня Марины Нееловой в «Старой, старой сказке»). А вот будущему супругу в это время придется храбро сражаться с огнедышащими драконами и злыми косматыми ведьмами, пробираться через чащобы и болотные топи — и все для того, чтобы заслужить внимание своей избранницы. С другой стороны, в итоге именно ему достанется красавица принцесса, уже не взбалмошная и капризная, а покладистая и любящая, плюс полцарства в придачу и, конечно, пир на весь мир с молочными поросятами, куропатками, изысканными винами, ростбифами и бламанже.

Быть или не быть?

Такие притягательные картинки вряд ли способны оставить кого-то равнодушным, но, увы, сказки иногда заканчиваются не только предсказуемо традиционным хеппи-эндом. Не все коту Масленица, как гласит русская поговорка.

С детства нам также известна поучительная история спесивого короля, любителя роскоши и обновок на каждое время суток. Как мы помним, остроумные бродяги, представившиеся портными, ловко провели его, нахваливая несуществующую тончайшую ткань с немыслимыми узорами и требуя все больше денег за свою кропотливую «работу» по изготовлению камзола, мантии и панталон. К льстивой эстафете подключились придворные особы: признаться в том, что станки пустуют, ножницы режут воздух и никакого изысканного костюма не существует, означало расписаться в собственной глупости, — во всяком случае, так объявили лжеткачи. В итоге только один мальчишка из толпы, сам того не подозревая, разоблачил пафосного правителя, воскликнув: «Да ведь он голый!» И тут, словно по мановению волшебной палочки, народ только что хваливший несуществующий шлейф, начал скандировать эту смелую и правдивую реплику, уже не боясь прослыть глупым. Но горе-король продолжал гордо идти по площади, дабы не прерывать торжественную процессию… Разумеется, никто из нас не хотел бы оказаться на его месте и прилюдно опозориться, поверив елейным речам предприимчивых проходимцев (согласитесь, одно дело — обмануть бедняка, и совсем другое — августейшую особу). А ведь еще говорят, что «все могут короли»! Но мы то традиционно представляем себя удачливыми, прекрасными и обласканными вниманием преданной свиты, в роскошных интерьерах, ярких костюмах (настоящих, пошитых из атласа, парчи и шелка, а никак не из воздуха), и чтобы наша сказка была наполнена только самыми счастливыми событиями.

Правда, вот незадача — стать королем, пусть и в метафорическом плане, очень сложно. Поговорку «без труда не вытащишь и рыбку из пруда» еще никто не отменял, ведь даже Иванушке-дурачку в определенный момент приходилось слезать с насиженной печки, отправляться в путь и завоевывать блага этого мира.

Зато быть голым королем проще простого. В конце концов, не каждый решится сказать, что платье — всего лишь фикция, корона картонная, да и сам статус сомнителен. Ведь мы сами свято верим в обратное, и наше окружение охотно поддерживает нас в этом.

Новая эра короля

«Одиночество есть человек в квадрате», — писал Бродский, и эти строчки, как ни странно, прекрасно иллюстрируют наше нынешнее поведение в обществе. Мы отчаянно стремимся запечатлеть каждый свой шаг (благо технических возможностей для этого немало), чтобы прокричать этому миру: посмотрите, как я красив и успешен, у меня тысячи подписчиков и друзей (вот она, преданная свита!), мне идут новые туфли цвета марсала, не забудьте взглянуть на бренд, я могу отобедать устрицами и ледяным шампанским и сфотографировать чашечку арабского кофе с золотым напылением, — каждый хочет как бы небрежно показать свой кусочек роскоши и получить за это внушительную россыпь сердечек, порцию комплиментов и виртуальных похлопываний по плечу. Засахаренная конфетка одобрений не заставляет себя ждать, и мы, как те самые придворные из сказки Андерсена «Новое платье короля», на все лады начинаем хвалить размытые пиксели фронтальной камеры, чужие лица, шкафчики в спортзале, а также прилагаемые к ним плоские животы (или их подобие). И то, что казалось абсурдным еще несколько лет назад, становится новомодным культом. Слова упрощаются, теперь вместо того, чтобы написать развернутую рецензию на фильм или книгу и выразить впечатление о спектакле, достаточно выложить селфи в лифте торгового центра и добавить всего пару слов от себя, сфотографироваться на планшет в зале театра и обозначить свое местоположение.

Все свыклись с тем, что музейная тишина — призрак далекого прошлого, и сейчас толпы людей готовы по два часа стоять в очереди не для того, чтобы в уютном одиночестве и прохладе выставочного зала насладиться цветочным символизмом Офелии Милле и мечтательно-созерцательной Прозерпиной Россетти, а чтобы бесконечно нажимать на кнопки своих мобильных устройств среди гула, вспышек и щелчков таких же ценителей искусства.

Мы охотно втянулись в эстафету голых королей и уже забыли, что когда-то их мнимая и неуместная напыщенность смешила нас. И продолжаем считать себя героями совсем другой сказки: побеждаем драконов, получаем законные полцарства и красуемся перед волшебным зеркальцем, которое нас никогда не подводит. «Я ль на свете всех милее?» — на всякий случай уточняем мы, не сомневаясь в ответе. «Ты, конечно ты!» — вторят нам такие же голые короли и королевы.

Увы, но в погоне за демонстрацией своей успешности, богатства и активного образа жизни мы разучились не только формулировать мысли, но и получать удовольствие от общения, вкусной еды и путешествий. Вместо оживленного диалога с друзьями в очередной раз прицеливаемся камерой, собираем виртуальные «лайки» за нечеткие снимки и отвлекаемся на свои многочисленные странички, рассыпанные по интернету.

Вместо того чтобы в удовольствие поедать вепрево колено с золотисто-прожаренной корочкой или ароматный флорентийский бифштекс, наспех выкладываем снимки в социальные сети, дабы якобы невзначай подчеркнуть свой мнимо-королевский статус, уведомив об этом новую порцию подписчиков.

В путешествиях мы не успеваем насладиться монументальностью Бранденбургских ворот, холодным величием норвежских фьордов и пестротой рижского модерна с диковинными птицами и нежными ирисами, а просто пытаемся скорее «встроить» себя в эти пейзажи и интерьеры, прокричать свое нелепо-карикатурное «Здесь был я!» с помощью всех новинок техники разом. Но эти манипуляции, к сожалению, нисколько не делают нас истинными королями, зато крадут драгоценные счастливые мгновения и подлинный вкус к жизни.

Назад в прошлое

Но как же сохранить себя в этой извечной гонке, в борьбе за статусностъ и значимость?

Для начала пора остановиться, перестать по привычке угождать голым королям и снова стать тем самым правдивым ребенком, не терпящим лживых условностей и навязанных стереотипов. …Сказочник и кукольник Резо Габриадзе в своем пронзительно-лиричном спектакле «Рамона» поднял тему щемящей грусти по тем временам, в которых были яркие пейзажи, радость семейных застолий, живость общения и упоительный восторг первой любви. «Убежали от нас родники, овраги заполнились мусором, а дороги выпрямились. И не замирает больше сердце, не манят повороты и неведомые радости за ними. Тихо скончались слова «родительский дом», «благодать», «друзья», «свояк». Приветствия стали короче, потом еще короче, пока совсем не превратились в междометия. Ушли паровозы, ушли клоуны, никто не стреляет из окна вишневыми косточками, никто не одалживает у соседа струнку гитары, соль, табуретку, уголь. И стыдно стало стыдиться. Поменялись времена. Но сердце мое осталось на железнодорожной станции Риони, где когда-то я увидел ту девочку. Имени ее не помню. Три пальчика в чернилах и прозрачные уши. И приветственный гудок паровоза, и ликующий свист маневрового. И клубы дыма на перроне, в которых, не таясь, можно было свободно поцеловаться. Впервые в жизни. О сладкие дни!» — восклицает герой за ширмой. Согласитесь, что, подобно ему, каждый из нас в глубине души скучает по временам, в которых было ясно, уютно и полнота жизни ощущалась с удвоенной силой. Разумеется, прошлое никогда не вернется, да и принцами и принцессами нам, боюсь, так и не стать, но зато тогда, в далеком детстве, мы уж точно не хотели быть ни напыщенными голыми королями, ни льстивой свитой и наверняка посмеялись бы над собою нынешними. А значит, у нас есть еще шанс все исправить и научиться радоваться жизни, не претендуя на картонный трон и не восхваляя мнимых героев в новых платьях с немыслемо изысканными узорами из воздуха. Попробуем?

Автор: Вaлеpия Мoринa


Понравилась статья? Рекомендуйте друзьям:


Читайте статьи данной категории:


Добавить комментарий

    Яндекс.Метрика