С помощью изложенного здесь материала Вы шаг за шагом по крупицам создадите свой Успех.

Май
13

Опять тридцать пять?



Опять тридцать пятьКогда тебе шестнадцать, тридцатилетняя женщина вызывает в твоей душе искреннее сочувствие — не дай бог дожить до такой «старости»… Когда тебе за пятьдесят, тридцатилетняя вызывает искреннюю зависть: боже, как она молода, у нее вся жизнь впереди!

Если бы меня сейчас спросили, в какой возраст я хотела бы вернуться, не задумываясь, ответила бы: лет в тридцать пять, не раньше. Ни за что не хочу снова пережить школьный страх перед учителями, подростковые комплексы, юношескую безответную любовь и молодость с ее бессонными ночами, болезнями детей и страхами за их жизнь.

Я начала любить себя ближе к тридцати пяти, когда подросли дочь и сын, закончилось безденежье и мужчины начали сворачивать шеи, провожая двусмысленными взглядами щедро предложенную моей мини-юбкой картину.

Уверенность в себе — пьянящая и развращающая — кружила голову, придавала смелости и толкала на авантюры. Получалось абсолютно все — в делах, в любви, в работе, в отношениях с людьми. Словно добрый ангел, погладив по голове, в задумчивости задержал на ней свою ладонь — на удачу.

Вот так гадкому утенку, которым я считала себя в юности, суждено было стать пусть не прекрасным лебедем, но вполне приличной птицей, научившейся неплохо летать и получать от этого удовольствие. Не будучи никогда красавицей, я добилась этого сама, потому что сумела полюбить себя такой, какая есть.

Спасибо родителям, они наградили меня «породистыми» генами: я всегда выглядела на десять лет моложе даты в паспорте, стройнее своих сверстниц («лопая» при этом все подряд) и разумней подруг. Когда моя повзрослевшая девочка «мамкала» мне на улице, люди улыбались ее остроумию. Никому не приходило в голову, что она может быть дочерью, а не сестрой.

В этом возрасте пришла настоящая житейская мудрость, а вместе с ней поменялись взгляды на жизнь. Например, я поняла (и это самое главное), что женщина должна быть независима от мужчины не только морально, но и материально. Нельзя растаптывать себя, служа бесплатным приложением к его бизнесу, визитной карточкой для выходов в свет и домашним компьютером для запоминания «где мои часы и бумажник?».

Ведь равноправие заключается не в визгливых декларациях располневшей, лениво лежащей на диване нечесаной «ягодки», а в конкретных поступках активной, решительной, умной женщины. Занявшись делом, я испытала ни с чем не сравнимое чувство собственного достоинства и внутренней состоятельности.

К сорока мое женское естество стало «убойной силой», которой я умело пользовалась. Все проблемы, связанные с бизнесом, решались легко и просто: фигура позволяла одеваться так, что впечатление, производимое на чиновников, было магическим — они широко улыбались и, глядя, скорее, на мои коленки, чем на документ, с готовностью подписывали его.

Именно в этом возрасте я впервые (!) в жизни решила, что настало время сходить к косметологу. Когда доктор в клинике узнала, что я смываю косметику водой с мылом, ее ужасу не было предела: «Милочка, ну так же нельзя, представьте себе, что с вами будет к тридцати пяти». Узнав, что мне за сорок, долго молчала, потом произнесла: «Такое бывает, но редко!»

Глядя на себя в зеркало, я испытывала «чувство глубокого удовлетворения», потому что к сорока пяти мое лицо было свободно от морщин, тело от жировых накоплений, а мозг от дурных мыслей. Казалось, что время обходит меня стороной.

Пятидесятилетий юбилей я встретила уверенно, мне льстило, что все тосты начинались словами типа: «ты вообще не изменилась», «ты как заговоренная», «ты точно с дьяволом сделку заключила». А я только лукаво улыбалась, чувствуя свое женское превосходство…

Как ребенок не верит, что он может умереть, так и я не верила, что могу постареть. Но… как оказалось, моя «сделка» тоже имела срок. Все произошло достаточно «скоропостижно» — едва заметные складочки на переносице очень быстро приобрели глубину, талия стала подозрительно тесно вмещаться в любимые джинсы, а вид сбоку сильно настораживал.

Сначала была уверенность, что «все пройдет», — стоит только сесть на диету и покачать пресс. Не тут-то было! Тело перестало слушаться, лицо предательски выдавало возраст, а на душе скребли кошки. Для меня это была настоящая катастрофа! И, несмотря на то, что я по-прежнему выглядела моложе своих лет, мне нужна была «вечная молодость».

Далее последовала «золотая» лихорадка куча денег на кремы, походы в косметологические клиники, изнуряющие диеты — кардинально ничто не помогало! Я поняла: это начало конца, я дожила до второго в моей жизни «переходного» возраста и обречена на поражение в битве с природой.

И вот тут мозг, который я долгие годы упорно тренировала, начал работать с усиленной отдачей. Успокойся, сказал он мне, если не можешь изменить ситуацию, измени свое отношение к ней, иначе я за себя не ручаюсь!

Спасибо тебе, мой дорогой и единственный, взлелеянный десятилетиям и Мозг! Как хорошо, что ты есть у меня, что ты не оставил меня в трудную минуту! Не скрою, было нелегко, я ненавидела себя всеми фибрами души, казалось, что жизнь кончена, потому что кому она (жизнь) нужна в таком виде… Какое-то время ушло на переосмысление, но я нашла в себе силы и практически родилась заново. Правда, в другом теле, но с обновленным отношением к себе, к жизни и к своему возрасту.

Я поняла, что разлюбить себя самое страшное предательство из всех известных человечеству. На него способны только слабые и бесхарактерные личности. А я не из таких. Я буду любить себя по-прежнему, в радости и горе, в болезни и здравии… Я буду радоваться, глядя на себя в зеркало, потому что мое заметно округлившееся тело все равно в силе, потому что душа не постарела, а только повзрослела, потому что желания никуда не исчезли, просто поменялось их качество, потому что жизнь продолжается, и другой у меня уже не будет.

Да, я уже никогда не позволю себе порхать, как беззаботная бабочка, и взглядов мужчин, скорее всего, станет меньше, и возраст их увеличится. И придется отправить в утиль кокетливые юбочки и открытые маечки, потому что уже неприлично. Но я по-прежнему ни за что не позволю себе выйти из дома без макияжа, неопрятно одетая и непричесанная. Я упрямо буду делать маникюр и педикюр тоже, я буду носить модную стрижку и красивую одежду. Не дай боже мне стать «теткой», осесть дома и распрощаться со своей независимостью — вот тогда наступит настоящая старость!

На самом деле впереди еще много интересного. Дети крепко стоят на ногах и радуют своими мыслями и поступками, поэтому самое время пожить для себя. Наконец можно остановить утомительную гонку за молодостью (все равно бесполезно), осадить коней и неспешно начать думать. О себе, о людях, о прошлом и будущем. Когда есть что вспомнить, нельзя позволять себе забывать, но и постоянно оглядываться назад тоже не стоит.

Оказалось, что теперь намного приятней следить за собой, потому что вид ухоженной женщины в «бархатном» возрасте — категория, скорее, философская, напоминающая о том, что ценно все «выдержанное».

Отношения с мужем тоже перешли в иное качество — стали спокойнее, ровнее. Пусть пламя горит уже не так ярко, зато исчезли поводы для ревности и пришло уважение — признак мудрости и зрелости.

Правда, иногда набегает занудство и неосознанное желание поучать. Сразу вспоминаю «Молитву пожилого человека», которая, как гласит вездесущий Интернет, висела на стене у писателя Юрия Германа и по наследству перешла к его сыну Алексею. Я не устояла и повесила этот текст у себя в спальне. Не могу удержаться, чтобы не процитировать его вам:

«Господи, ты знаешь лучше меня, что я скоро состарюсь. Удержи меня от рокового обыкновения думать, что я обязан по любому поводу что-то сказать…

Спаси меня от стремления вмешиваться в дела каждого, чтобы что-то улучшить. Пусть я буду размышляющим, но не занудой. Полезным, но не деспотом.

Охрани меня от соблазна детально излагать бесконечные подробности. Дай мне крылья, чтобы я в немощи достигал цели. Опечатай мои уста, если я хочу повести речь о болезнях. Их становится все больше, а удовольствие без конца рассказывать о них — все слаще.

Не осмеливаюсь просить тебя улучшить мою память, но приумножь мое человеколюбие, усмири мою самоуверенность, когда случится моей памятливости столкнуться с памятью других.

Об одном прошу, Господи, не щади меня, когда у тебя будет случай преподать мне блистательный урок, доказав, что и я могу ошибаться… Если я умел бывать радушным, сбереги во мне эту способность. Право, я не собираюсь превращаться в святого: иные из них невыносимы в близком общении. Однако и люди кислого нрава — вершинные творения самого дьявола. Научи меня открывать хорошее там, где его не ждут, и распознавать неожиданные таланты в других людях.

Аминь».

Как много глубины и тонкого юмора в этих строках! Я читаю их, когда не знаю, как поступить, или когда мне становится грустно…

Но время от времени нет-нет да и появятся «чертики в глазах», накатит прилив бесшабашного озорства, и плевать на все приличия — мне столько лет, на сколько я себя ощущаю, то есть тридцать пять! И если мне комфортно в коротких шортах и кроссовках, значит — вперед, за приключениями! Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее понапрасну!

Автор: Виктoрия Сoтникoва


Понравилась статья? Рекомендуйте ее друзьям:



Читайте статьи данной категории:


Добавить комментарий

    Яндекс.Метрика