С помощью изложенного здесь материала Вы шаг за шагом по крупицам создадите свой Успех.

Июн
06

Особенности национального юмора



Русский юморНациональный юмор — это не просто набор анекдотов, комедийные программы и фильмы, фразы из которых разлетелись на цитаты. «Некоторые люди смеются над шутками, хотя и не могут объяснить, что именно в них смешно, потому что, как известно, теория юмора — это твердый орешек», — отмечал философ Станислав Лем. Попробуем надкусить крепкую скорлупу отечественного юмора.

Лем был прав: какой-то универсальной для всех модели юмора и правда не существует. Одни смеются над иронической прозой Довлатова и приключениями солдата Чонкина, придуманного Войновичем, вторые считают эталоном жанра сатиру Жванецкого, третьи пересказывают анекдоты про Чапаева и Петьку, а четвертые восхищаются остротами резидентов «Comedy Club» и Ивана Урганта. Добавьте сюда же шуточные песни Высоцкого, киношедевры Гайдая и Рязанова, монологи Задорнова, КВН, коммунальные зарисовки Зощенко, абсурд Хармса, криминальные черные комедии Балабанова, программу «Городок» и нашумевший телевизионный проект «ПрожекторПерисХилтон». Как ни крути, весь этот пестрый балаган прекрасно вписывается в масштабную концепцию российского юмора. Но не будем опережать события и для начала остановимся на классическом определении.

Если верить толковому словарю Даля, то юмор — это «веселая, острая, шутливая складка ума, умеющая подмечать и резко, но безобидно выставлять странности нравов или обычаев: удаль, разгул иронии». Примеров из классической литературы более чем достаточно: вспомним хотя бы гоголевских персонажей, известного шутника Пушкина или иронические стихи Саши Черного. Психологи Петровский и Ярошевский определяют юмор как «интеллектуальную способность подмечать в явлениях их комичные, смешные стороны». Кстати, сам термин имеет древнегреческие корни и связан не столько со свойствами ума, сколько с состоянием внутренних органов. Дело в том, что античные врачи полагали, что темперамент личности зависит от соотношения четырех жидкостей: крови, лимфы, желчи и черной желчи, и если их распределение гармонично, то у человека будет все в порядке и с телом, и с духом. Именно поэтому выражение «смех продлевает жизнь» не просто замыленная сентенция, а вполне себе справедливое высказывание. Так же как и определение «желчный человек» — не обычная фигура речи, а справедливая оценка его психофизического состояния.

Функции юмора

Национальный юмор«Чувство юмора — мерило ума», — гласит английская пословица. Так что связь интеллекта с восприятием шуток и умением сыронизировать вполне прямая. Чем образованнее и развитее человек, тем тоньше его юмор. (Все же есть разница между ценителем сатиры Булгакова и пьес Григория Горина и, скажем, преданным читателем анекдотов про тещу и того самого мужа, который возвращается из командировки.) Кроме интеллектуальной и эстетической функции, существует еще множество других — например, защитная: мы шутим, чтобы не бояться, снять напряжение и от души посмеяться над своими фобиями, слабостями и болезнями, таким образом победив их. «…Ободрение смехом в самый патетический момент смертельной угрозы всегда было сугубо национальным, русским явлением», — отмечал еще Дмитрий Сергеевич Лихачев.

С помощью иронии можно выплеснуть накопившуюся агрессию — отсюда, к примеру, острые политические шаржи. Правда, они не всегда разряжают обстановку, а иногда и наоборот — подливают масла в огонь. Ну что ж, юмор может быть непредсказуемым, особенно в переломные времена.

Шаржи были очень популярными в перестройку и в 1990-е, что неудивительно: людям надо было справляться с осознанием того, что страна, в которой они родились и выросли, развалилась, магазины опустели, а бывшие союзные республики лихорадят волнения. Поэтому карикатуры Виктора Богорада, Андрея Бильжо, Алексея Меринова, Михаила Златковского и многих других смотрелись остро, едко, актуально и смешно. Прибавьте сюда же необычайную востребованность телевизионного сатирического проекта «Куклы», ставшего своеобразным символом «лихих 1990-х».

С подтекстом

Вот мы и подошли к такой разновидности, как политический юмор, который, разумеется, встречался во все времена, но особенно ярко проявился в советские годы. Анекдоты о вождях, высокопоставленных гостях, посещавших страну, и скромном социалистическом быте с удовольствием передавались из уст в уста. Правда, едкая фразочка, неосторожно сказанная за пузатой кружкой разбавленного пива или в чаду коммунальной кухни, вполне могла стоить человеку свободы. Отсюда, например, такой каламбур: «Кто сидит и выдумывает анекдоты? Кто выдумывает, тот и сидит».

Популярными, кстати, были не только сами анекдоты, но и сатирические песни. И для их распространения не нужен был ни интернет, ни СМИ с миллионными тиражами, ни вместительные концертные площадки — строчки разлетались «по ветру». Не секрет, что политический юмор тесно связан с социальным. Взять хотя бы неприятную ситуацию продовольственного дефицита в эпоху поздней перестройки: огромные очереди за пачкой маргарина или макарон, штурм универсамов разъяренной толпой, голые прилавки — казалось бы, откуда взяться шуткам в такое время? Но они были. Вот, к примеру, характерный анекдот той поры: «Встречает волк в лесу зайца и говорит: «Заяц, я тебя съем!» — «А у тебя талон на мясо есть?»

Черный юмор

Черный юморВсе это, конечно, смех сквозь слезы, который отчасти трансформировался в другой вид национального русского юмора — черный, абсурдный, злобный и циничный. Его родоначальником в нашей стране вполне можно считать Даниила Хармса. «Детей, конечно, нельзя убивать. Но что-то с ними надо делать» — вот знаменитая фразочка поэта-обэриута (которую охотно взяли на вооружение современные child-free). Или, к примеру, начало его сюрреалистичного анекдота о классике отечественной литературы: «У Пушкина было четыре сына, и все идиоты...» Нетрудно догадаться, какую реакцию подобный юмор вызвал у советской власти: Хармса ожидали психиатрическое отделение «Крестов» и смерть в блокадном Ленинграде. И вот извечный парадокс: кто бы мог подумать, что уже через полвека после его гибели открыто шутить можно будет на любые темы, в том числе и на такие.

Кстати, одной из разновидностей черного юмора вполне можно считать врачебные анекдоты. «Больной пошел на поправку. Но не дошел», «Вскрытие показало: больной спал!» — так могут шутить люди в белых халатах. Черный юмор активно использовался и в так называемых садистских стишках, очень популярных в 1990-е. «Маленький мальчик в лесу потерялся. Вкусный подарок медведю достался» — эти строчки были известны любому школьнику (и вариаций на тему, к слову, множество: и про два пальца, засунутых в розетку, и про бритву-губную гармошку, от которой улыбка становилась все шире).

Такой же тип юмора встречается и в отечественной рок-традиции: взять, например, тексты группы «Ноль», перенасыщенные абсурдом коммунального быта, советских и перестроечных реалий, непристойными каламбурами и трэш-образами. «С дефицитом иммунитета я гуляю ночью по улицам, и ничего, теперь уж ничего не боюсь. Только дома мама, мама дома, мама дома волнуется, вдруг, меня где пристрелят или простужусь», — весело поет Федор Чистяков.

Яркий пример черного юмора в кино — комедия «Жмурки» Алексея Балабанова. Режиссер, начинавший свою карьеру с фильмов по произведениям Кафки и Беккета, от души посмеялся над рэкетирами и понятием «крыша», рельефными и глуповатыми братками, нуворишами в малиновых пиджаках и другими реалиями недавнего прошлого. «Юмор — это хорошо. С чувством юмора помирать легче», — недаром такую фразу произносит один из героев данной черной комедии. Слоган для всего происходящего на экране (а точнее, непрерывных разборок под залихватскую музыку) подходит как нельзя лучше: «Для тех, кто выжил в 1990-е». Такой диковатый карнавальный стеб из «нулевых» смягчил мрачную атмосферу предыдущего десятилетия: вспомнить, к примеру, какой ужас нагоняла заставка из программы телеканала НТВ «Криминальная Россия», не говоря уж о беспросветно пессимистичных новостных сюжетах. А Балабанов просто взял и высмеял все штампы того времени и показал нам: мол, вот они мы, живые и выносливые, преодолели и это. Смех сквозь слезы.

Юмор в кино

Юмор в киноК счастью, не весь киношный юмор попадает под категорию «черный». Большинство советских комедий — от «Девчат» до «Любовь и голуби» — наполнены искрометными шутками, иронией, различными и мелкими фазами, но напрочь лишены цинизма и жестокости. Вспомните фильм «Иван Васильевич меняет профессию», снятый по мотивам пьесы Булгакова: это прямо-таки энциклопедия юмористических цитат. «Не царская у тебя физиономия», «Икра заморская, Баклажанная», «Ключница водку делала?» - сложно представить российского зрителя, который никогда не слышал бы этих фраз. При этом прошло больше 40 лет с момента премьеры того же «Ивана Васильевича», но советская комедия как жанр не только не устаревает, но и наглядно демонстрирует русский юмор во всей его красе. Склонность к самоиронии, веселый нрав, остроумие и смекалка, умение попадать в курьезные ситуации и так же выпутываться из них — такие особенности мы легко можем найти, пожалуй, в любом фильме той эпохи.

Рефлексия на тему отечественного юмора и менталитета никуда, разумеется, не делась и впоследствии. Яркий тому пример фильм «Особенности национальной охоты» Алексея Рогожкина (да и весь последующий цикл «Особенностей»), Генерал Михалыч, егерь Кузьмич, Лёва Соловейчик и их курьезные приключения быстро стали всенародно известными и любимыми даже несмотря на то, что некоторые упрекали создателей в воспевании образа пьющего человека и русской тяги к алкоголю. Любопытно, что юмор органично вплелся в детективно-криминальные сериалы конца 1990-х — начала 2000-х. Так, в «Агенте национальной безопасности» был простоватый майор ФСБ Краснов (герой Андрея Краско), в «Убойной силе» — весельчак Вася Рогов (Андрей Федорцов), постоянно попадающий в нелепые ситуации, что-нибудь теряющий и получающий нагоняй от начальства, а в «Улицах разбитых фонарей» — близкий к народу шутник Дукалис (Сергей Селин). Так что, несмотря на сложные и не самые приятные преступления по сюжету, в этих фильмах всегда были иронические и забавные вставки, развлекавшие зрителя.

Женский юмор

Традиционно считается, что мужчины обогнали женщин в области юмора: дескать, их шутки смешнее, злободневнее и острее, к тому же даже в количественном плане представителей сильного пола больше, чем дам. Вспомним хотя бы эстрадных артистов и писателей — от классиков в лице Аверченко и Зощенко до современных поэтов Иртеньева и Губермана, не говоря уже об участниках популярного юмористического шоу «Comedy Club» и театрального коллектива «Квартет И».

Женский юморВпрочем, на поверку оказывается, что не все так однозначно. Так, в компании вышеперечисленных классиков заслуженно оказалась Надежда Тэффи, которую называли «первой русской юмористкой» и «королевой юмора», со временем самые яркие участницы КВН нашли свою аудиторию, плавно перекочевав в «Comedy Woman», а пародистка и актриса Нонна Гришаева гармонично «разбавила» мужскую труппу «Квартета И». (Согласитесь, ее персонаж — чуть взбалмошная и капризная радиоведущая в «Дне радио» и ее экстравагантное поведение запоминаются не меньше, чем остроумные пикировки главных героев.) И это только несколько примеров, на самом деле их гораздо больше.

Юмор по-женски. Само это понятие включает в себя множество разнообразных смыслов и амплуа, которые каждый обыгрывает по-своему. Возьмем героиню «Девчат» Тосю Кислицыну, роль которой блестяще исполнила Надежда Румянцева. Ее непосредственность, простота и искренность вызывают у зрителя улыбку, а фразочки становятся афоризмами — вот он, чистый пример народного юмора без каких-либо напластований. Ведь для того чтобы рассмешить, отнюдь не всегда нужен эффектный грим, переодевания и пародийная игра с голосом.

Такой разный юмор

Русский юмор очень сложно классифицировать, потому что он ежесекундно видоизменяется и обрастает все новыми значениями. Текста становится меньше, а вот визуальная часть берет на себя основной удар.

В интернете постоянно придумываются мемы, комиксы и демотиваторы, которые, хочется нам этого или нет, тоже являются неотъемлемой частью современного национального юмора. Неизвестно, правда, пройдут ли они испытание временем: как показывает практика, герои забавных видео быстро надоедают публике и потом успешно забываются. Но факт остается фактом: любой из нас может выбрать юмор на свой вкус. А уж что это будет — монологи Михаила Задорного, Stand-up шоу Павла Воли или программа «+100500» — каждый решает сам.

Автор: Вaлерия Мoринa


Понравилась статья? Рекомендуйте ее друзьям:



Читайте статьи данной категории:


  1. Жужа сказал,

    Спасибо за великолепную статью!

Добавить комментарий

    Яндекс.Метрика