С помощью изложенного здесь материала Вы шаг за шагом по крупицам создадите свой Успех.

Июн
19

Внедрение в бизнес электронных платежных систем



Сегодня классические онлайн- и мобильные платформы, по сути, не оставляют предпринимателю выбора: выход бизнеса в Интернет — вопрос времени. Единственное, каждый должен сам определить свое место и положение в этом стремительно летящем составе под названием «информационная передовая», взяв за основу то или иное платежное интернет-решение. Сориентироваться в их бесконечном разнообразии и последних трендах индустрии вам поможет наша статья.

Предпосылки развития платежных систем

Ворвавшись в мировое сообщество более 20 лет начал, Интернет стал новым этапом эволюции для неисчислимого количества сфер жизни человека. В симбиозе с гаджетостроением и робототехникой Паутина изменила привычное понимание бизнеса, открыв новое измерение предпринимательства — онлайн. И на капитализационной передовой сегодня находятся именно IT-компании. Именно они в далеком 1991 году, когда в лаборатории CERN был разработан протокол WWW, первыми высоко оценили коммерческий потенциал нововведения, а пользователям Интернета стали доступны товары и услуги онлайн: заказ пиццы, первые интернет-банки, сетевые универмаги и многое другое.

На смену не особо удобной форме «оплата по доставке» (рау-on-delivery) довольно быстро пришли платежные карты. Предсказуемо не заставил себя ждать и фрод (от fraud — мошенничество, воровство средств с банковских карт). Покупатели стали опасаться вводить свои данные в Сети, поэтому e-com-эволюция уже в 1993 году породила новые решения — электронные кошельки (CyberCash, DigiCash, позже PayPal и другие). Правда, с годами проблема не утратила своей актуальности: по данным ЕСВ, прямые потери от фрода 32 стран региона SEPA в 2012 году составили 1,33 млрд. евро.

Не картой единой

Сегодня существует уже десятки тысяч всевозможных альтернативных наличности форм оплаты: от малых представителей узких ниш до мировых гигантов с миллиардной капитализацией. Условно они делятся на платежные системы и электронные деньги.

Самыми яркими мировыми представителями первой категории является платежные карты VISA, MasterCard и China Union Рау. В России по известной традиции особо популярна оплата наличными деньгами в специальных терминалах приема средств, оборот которых, по данным J’son & Partners Consulting, составил 950 млрд. рублей в 2012 году и 1 030 млрд. — в 2013-м, что является практически половиной рынка всех электронных платежных систем в России. Правда, прогноз указывает на снижение их доли до 28% к 2018 году.

В свое очередь, электронные деньги являются находящейся в распоряжении пользователя формой обязательств эмитента, которые пользователь покупает у последнего за реальные деньги. В теории как привычные валюты, за рядом исключений, являются долговыми расписками государства и гарантируются им, так и надежность электронных денег базируется на способности частной компании финансово ответить по всем запущенным в оборот единицам.

На практике же большее значение имеют спрос/предложение, распространенность и популярность конкретной платежной интернет-системы, а также ее легитимность. Активные участники рынка электронной коммерции хорошо помнят истории e-passport, Fethard и Liberty Reserv, когда в один момент их балансы в аккаунтах систем остались лишь красивыми картинками на мониторах.

Последние, только по официальным данным, ежегодно проводили около 12 млн. транзакций более чем на 1,4 млрд. долларов. Соответственно, когда их закрыли весной 2013 года общими усилиями ФБР, Интерпола и прокуратуры Коста-Рики за проведение полностью анонимных платежей на черных онлайн-рынках, для пользователей «потерялось» несколько сотен миллионов далеко не электронных долларов.

Сам себе эмитент

Подобный сценарий менее вероятен при использовании фиатных электронных денег, так как они являются выражением какой-либо национальной валюты. А значит, электронный кошелек становится частью системы платежных единиц соответствующего государства — их эмиссия, обращение и погашение происходят по правилам законодательства и регулятора. Например, все та же PayPal, африканская M-Pesa или украинская GlobalMoney оперируют именно в рамках данной модели.

К нефиатным э-деньгам государство имеет гораздо меньшее отношение. Название, выпуск, оборот, обмен на привычные валюты и прочие операции происходят по собственным правилам частной компании, хотя и находятся в поле регулирования и контроля соответствующих финансовых инстанций. Зачастую нефиатные платежные системы привязывают свои электронные средства к курсам реальных валют и даже схоже их называют, что не меняет юридической сути — государства по ним не несут каких-либо гарантий. Лишь сама компания-эмитент. Интересно, что в России данная модель превалирует над привычными VISA и MasterCard. По исследованию TNS, при оплате в Интернете 53% пользователей выбирают электронные деньги, наиболее яркими примерами которых являются WebMoney, QIWI и Yandex.Dengi.

Виртуальные же валюты представляют собой частные нерегулируемые электронные единицы, которые используются социальными сетями, онлайн-играми и другими проектами для приобретения исключительно виртуальных товаров без возможности обмена эмитентом обратно на реальные деньги. Популярность игр от этого не падает: по данным Mail.Ru Group, 87% интернет-аудитории России играет чаще одного раза в месяц при среднем возрасте платящего игрока 33 года. Очень долгое время подобный подход к классификации был неизменным, но тут появился BitCoin.

Криптографический диссонанс

Криптовалюта является сегодня не меньшим феноменом, чем электронные деньги в прошлом. BitCoin и аналоги дают возможность анонимно, транзакционно-прозрачно, децентрализованно, нерегулируемо и неконтролируемо государством проводить обмен средствами в режиме реального времени.

До 2008 года, что такое биткоин никто не знал, появившись BitCoin был малоинтересен широким массам. В 2009 году за 1 доллар можно было купить от 700 до 1 600 криптомонет. В мае 2010 года состоялась первая сделка: за 2 пиццы (около 30 долларов) было заплачено 10 000 биткойнов, тогда как в августе аналогичная сумма стоила 600. Немногим позднее появилась первая биржа — MtGox, и уже в феврале 2011-го возник паритет: 1 биткойн = 1 доллар. Интерес потребителя завоевывался очень медленно: лишь к марту 2013 года цена поднялась до 35 долларов, но уже в апреле была 100, 10 апреля — более 250 долларов, а далее провалилась до 75. Взрывной рост пошел с ноября, когда, отыграв отметку 250 долларов в начале месяца, биткойн доходил до 1 200 долларов в конце!

Причина неизменного роста очевидна: цена криптовалюты полностью зависит от спроса и предложения, при этом размер эмиссии неизменно ограничен абсолютной цифрой, а трудозатраты (или энергозатраты) на ее получение взаимосвязанно возрастают по мере приближения к лимиту. Другими словами, если электронные деньги являются аналогом реальных средств (где 1 э-евро = 1 евро, а эмитент может их выпускать по мере запросов), то BitCoin является виртуальным золотом и стоит именно столько, сколько за него готовы платить покупатели. А купить его можно только у существующего владельца или «добыть».

Сильная сторона явилась и его слабостью. Когда Центробанк Китая всем финучреждениям настоятельно рекомендовал не работать с биткойном, курс покатился вниз и упал ниже 600 долларов. Далее Европейское банковское управление (ЕВА) предупредило о возможном падении курса до 0, а в январе 2014 года Центробанк РФ уведомил о рассмотрении обмена биткойнов как содействие легализации доходов, полученных преступным путем. Часть весомых участников рынка, таких как Америка и Англия, не высказали четкого негатива относительно криптовалюты, однако начали активно разрабатывать нормативные акты, способные поставить ввод и вывод средств из системы BitCoin под четкий контроль. Вопреки прогнозам пессимистов, противодействие не разрушило систему, но изменило коридор — курс поднялся до 900 долларов и плавно спустился в диапазон 400—500 долларов, где и продолжает находиться с начала апреля.

Причины столь радикальной реакции на финансовую инновацию вполне очевидны, хотя и не декларируются в открытую. Нет единого центра, где систему можно было бы «выключить». Нет возможности «допечатать» криптовалюту по необходимости. Нет возможности ее контролировать и регулировать ни у одного государства мира. А подобный тип денег не может устраивать ни одно правительство.

Двери электронной коммерции для всех открыты

Независимо от дальнейшей судьбы BitCoin остается огромное количество более спокойных возможностей приема платежей в онлайн-среде, что предопределяет неизменный рост сектора электронных платежных систем. Согласно исследованию Capgemini & RBS, количество транзакций в Интернете с 2010 по 2013 год выросло на 67%, а мобильных платежей — на 528%. С учетом роста количества всех безналичных транзакций в мире лишь на 24,3% (с 247 до 307 млрд. ед.), тенденция стремительного перехода продаж в Сеть становится явно очевидной, что подтверждается прогнозом роста на 2014 год в 16,4% — до 34,8 млрд. транзакций на сумму более 1 790 млрд. долларов. А наиболее перспективные Россия, Китай и весь Азиатский регион растут более чем на 25—30% в год. Лучший результат прогнозируют лишь для платежей с мобильных устройств: 62,4%, до 28,9 млрд. транзакций на сумму почти 800 млрд. долларов.

В свете очевидной динамики и прогнозов выход В2С (Business to Client) ориентированных предприятий в онлайн становится не просто хорошей перспективой, а критерием выживания в течение ближайших лет. Особенно при учете технологической направленности рынка на унификацию финансовых носителей — телефона, платежной карты, электронного кошелька, проездного билета, удостоверения личности и др. — в одном удобном устройстве.

Проблема в том, что, как бы просто Интернет ни выглядел для пользователя, офлайн-предприниматель столкнется с целым рядом сложностей при реализации проекта выхода в Сеть. Дело не в разработке эффективного и удобного электронного проекта, с чем хорошо сегодня справляются многие вебстудии, а именно в подключении платежных возможностей. Самостоятельный новичок онлайна должен будет решить множество задач: от сертификации ресурса по стандартам безопасности (PCI DSS) и выстраивания отношений с принципиальным членом платежных систем при прямом включении приема средств с карт VISA/MasterCard до выбора наиболее оптимальных альтернативных платежных систем в разрезе регионов оперирования. А заключение контрактов и проведение технических интеграций с 10—20 необходимыми электронными кошельками потребует не только приема новых сотрудников, но и месяцев кропотливой работы, каждый день из которых будет означать расходы и недополученную прибыль для предприятия.

В мировой практике решение всех этих вопросов берут на себя посредники между системами и бизнесом — провайдеры платежных услуг (Payment Service Provider — PSP). Подобные компании изначально имеют дорогостоящие программные разработки с развитым функционалом и мощную серверную базу, которые в необходимой степени защищены и сертифицированы согласно международным стандартам. Богатый опыт и широкий спектр компетенций чаще всего позволяют предложить оптимальное решение для специфических нужд конкретного бизнеса. А имеющиеся интеграции с большим количеством электронных кошельков и платежных систем предоставляются проектам электронной коммерции в одном подключении вместе с картами VISA/MasterCard.

В среднем грамотная реализация сетевого потенциала предприятия позволяет повысить оборот на 25—35% и понизить расходы на 10—15% от первичного уровня, функционал регулярного списания с карт позволяет оптимизировать работу с дебиторами и предельно снизить задержки оплаты инвойсов по оказанным услугам.

Система онлайн-мониторинга дает детальные аналитические данные для принятия оперативных решений. А главное — стираются географические границы, что крайне важно для развития любого бизнеса.

Автор: Дмитрий Синкевич


Понравилась статья? Рекомендуйте ее друзьям:



Читайте статьи данной категории:


Добавить комментарий

    Яндекс.Метрика